Карпенко Александр Захарович  

25 марта 2016 г. 18:26:00

Карпенко Александр Захарович родился в селе Поповка, Кашарского района, Ростовской области, 20 июня 1921 года. В скором времени семья переехала на постоянное место жительства в город Ростов-на-Дону. В 1938 году, после окончания 9 класса, поступил в Ростовскую артиллерийскую школу. По окончании, в 1939 году поступил в Ростовское артиллерийское училище, которое окончил в мае 1941 года. Был направлен в Киевский военный округ. Служил на границе с Румынией в должности старшины полковой артиллерийской батареи, где застала его война. В августе 1941 года был тяжело ранен и отправлен в госпиталь. После выздоровления продолжил службу. По окончании войны служил в Азербайджане, в 1950 году вернулся с семьей в город Ростов-на-Дону. Дальнейшую службу продолжал в Ростовском высшем командно-инженерном училище ракетных войск стратегического назначения имени маршала Неделина до 1972 года. После увольнения со службы работал директором спортивного клуба «Динамо».

Карпенко Александр Захарович награжден орденами Отечественной войны I и II степени, орденом Красной Звезды, орденом Боевого Красного Знамени, 2 медалями «За боевые заслуги» и другими юбилейными медалями.

Воспоминания записаны в 2014 году.

В 41-м... Дело было у российско-румынской границы. Там и готовился отметить 20-летие, с армейскими друзьями. Но судьба внесла свои коррективы.

«У меня День рождения 20-го июня. А мужики говорят: «Саня, ну что, какие могут быть разговоры, отметим». Еще заранее договаривались - на 22-е, воскресенье. Хотели поехать на озеро, там лодочки, там девочки", - вспоминает ветеран Великой Отечественной войны Александр Карпенко. Но вместо лодочек и девочек - первый настоящий бой. Вместо хлопков шампанского - пушечные залпы. В оставшиеся военные годы служба была относительно спокойная. А в 1950 году предложили преподавать в РАУ, где и проработал десятки лет. Вздыхает - закрыть военный вуз было преступлением. Ведь ракеты - скорее оружие мира - зачастую именно они сдерживают лидеров стран от открытых военных конфликтов. Вся надежда на тех, кто годится в правнуки, говорит ветеран с печальной улыбкой. Может они будут прозорливее и сделают все для того, чтобы войне не довелось еще раз проверить, из какого же теста сделаны русские солдаты».

 Рассвет в огне

«Прошло 69 лет, как закончилась Великая Отечественная война, самая жестокая и кровопролитная из всех войн в истории человечества. Она унесла более 26 миллионов человеческих жизней только советских людей. Начну с предыстории. Учился я в Ростовском подготовительном училище, а когда узнал, что мои друзья поступили в артиллерийскую спецшколу, туда же захотел. Закончили мы Ростовское артиллерийское училище в мае 1941 года. Нам должны были дать отпуск, но почему-то не дали, а отправили проходить военную службу в западные районы нашей страны. Я оказался в 25-й Чапаевской дивизии в Бессарабии (так тогда называлась Молдова) в стрелковом полку старшим батареи и командиром первого взвода одновременно. Было мне 20 лет. Посмотрел я на доверенное мне хозяйство и ахнул: мама дорогая! У нас шесть орудий, каждое должны тянуть четыре лошади, значит, у меня 24 лошади, и все должны быть ухожены, накормлены... Примерно 16-17 июня нам объявили, что будут учения. Мы находились недалеко от границы с Румынией — около 30 километров, а во время учений придвинулись ещё ближе, оставалось где-то полтора километра до границы. 21 июня была суббота, мы после учений устали и улеглись спать, подостлав под себя свежее сено. Хорошо помню, что орудия стояли на позиции примерно в 15 метрах друг от друга. Где-то в четыре часа утра, когда рассвет только чуть забрезжил, началась страшная стрельба. Я проснулся и думаю: до рассвета ещё далеко, почему так рано решили начать учения? Смотрю: вся граница в огне. По телефону получили приказ: «Батарея, к бою! Через границу переправляются вооружённые подразделения. Возможно, это провокация, как на Дальнем Востоке». Пограничники тоже вели бой. Мы били боевыми снарядами, только и слышалось «шур-шур» — примерно такой звук производит улетающий снаряд. Вот так началась для меня Великая Отечественная война… Примерно в девять часов утра поступили данные, что это не провокация, а начало войны. Через границу пытались переправиться части румынских войск, пехота пошла в рукопашную. С утра, как только рассвело, мы увидели огромное количество самолётов. Летели они невысоко в сторону Одессы для бомбёжки, нас не тронули. Южную границу мы удерживали 28 дней. Беспрерывные бои шли день и ночь. Говорят, что в начале войны не хватало боеприпасов — лично я такого не видел. У нас боеприпасов было много. А на 29-й день последовала команда: приготовиться к отходу. Была угроза окружения Киева, и нам приказали отходить к Одессе…Воевал в составе Южного фронта, который был сформирован из частей Одесского военного округа. В одном из боев получил тяжелое ранение, после чего почти полгода провел в госпиталях. В конце концов, меня, лейтенанта Карпенко признали ограниченно годным второй степени (что давало возможность оставаться в рядах Красной армии, но не участвовать в боевых действиях), и зимой 1942-го откомандировали в распоряжение военного коменданта города Ростов-на-Дону. Комендант направил меня, молодого лейтенанта инструктором всеобщего военного обучения в Пролетарский райвоенкомат города Ростова.

Мне приходилось готовить по основам военного дела тех специалистов, которым выдавалась «бронь», то есть до поры до времени их не имели права призывать на фронт. Но этих специалистов все равно надо было готовить по основам военного дела. И я их готовил. Учил, как правильно обращаться с оружием, как подготовить к боевому применению гранату, как применять зажигательную смесь и т.д. Но, кроме этого, приходилось заниматься и дополнительной работой. Дело в том, что перед взятием Ростова город подвергся сильной бомбардировке. К середине июля 1942-го на улице Энгельса (ныне – Большая Садовая), начиная от железнодорожного вокзала и заканчивая проспектом Соколова, практически не осталось ни одного целого здания. Войск в городе было мало, поэтому всех работников военкоматов, в том числе и меня, привлекали к работам по расчистке завалов и спасению людей, находившихся под обломками. После каждой бомбежки мы сразу же прибывали на место разрушений и организовывали вынос из разрушенных зданий раненых. Приходилось в ночное время патрулировать улицы, вылавливать и обезвреживать так называемых «светлячков» – лазутчиков, которые с помощью ракет указывали вражеским летчикам, куда надо сбрасывать бомбы. Занимались также созданием на предприятиях групп самообороны. И все это время в городе шла интенсивная подготовка оборонительных рубежей. Примерно в конце мая
1942-го на дальних и ближних подступах к Ростову специальные группы, выделяемые с предприятий, отрывали окопы и траншеи. Но, как свидетельствуют архивные материалы, Ростовский оборонительный рубеж вырос еще в конце 1941 года. Он занимал на правом берегу реки Дон участок в 155 км по фронту и от 20 до 30 км в глубину, опоясывая города Ростов и Новочеркасск четырьмя рубежами обороны: «Г», «А», «Тыловым» и «Городским». Все рубежи были оборудованы противотанковыми рвами, эскарпами, надолбами, проволочными заграждениями, минными полями, фугасами, имели 80 дотов. Возглавлял строительство РОР начальник оперативной группы укрепрайонов ростовского направления Южного фронта генерал-майор Черняев. Постоянный гарнизон составляли 70-й (комендант – подполковник Гордеев) и 158-й (комендант – подполковник Косоногов) укрепленные районы – всего 12 отдельных пулеметно-артиллерийских батальонов и 6 траншейно-огнеметных рот численностью 8 878 бойцов и командиров, которые занимали первые два рубежа обороны.

Городские предприятия подготовили для оснащения оборонительных рубежей более 7 тыс. железобетонных и металлических колпаков, 12 тыс. сборных железобетонных огневых точек, 12 тыс. металлических ежей, 70 тыс. метров колючей проволоки и т.д. На оборонительные работы было мобилизовано 50 тыс. ростовчан, сотни тысяч жителей Ростовской области, Краснодарского и Ставропольского краев».

Провал спецагента

Фильм «Тегеран-43» Александр Захарович смотрел, но особого впечатления он на него не произвёл. Полковник Карпенко сам мог бы добавить к этому фильму не один эпизод. В 1943 году он тоже находился... под Тегераном. И, конечно же, с засекреченной миссией.

Напомню сюжет фильма: в 1943 году в Тегеране накануне переговоров глав правительств трёх держав группа нацистских агентов готовит теракт, чтобы покончить с ними. Однако наша бдительная разведка спасает положение.

На вопрос: «Как же Вы туда попали?» Александр Захарович отвечает: «Да вот, не думал, не гадал. Получил я тяжёлое ранение, полспины мне разворотило. Однако после госпиталя меня направили в Ташкент в запасной артиллерийский полк командиром батареи. Однажды вызывают в штаб Среднеазиатского военного округа и начинают подробно расспрашивать: где родился, где жил... Я подумал, что меня решили назначить на «катюшу», в 1941-42 годах они были засекречены, и водителей, и наводчиков — всех набирали из командного состава. Так ничего и, не объяснив, меня отправили в Ашхабад, оттуда — в Красноводск. Погрузили нас на пароход. Море тихое, красивое. Плывём, я думаю, что уже Баку должен появиться, а его что-то не видно. Вдруг сообщение: «Товарищи командиры! Мы прибываем в Иран». Судьба занесла в Иран. Говорит, однажды сказали - учения. Занять боевые позиции и ждать указаний. Указаний так и не дождались. И лишь потом узнали, что охраняли национальных лидеров - Сталина, Рузвельта и Черчилля, пока те обсуждали дальнейшие действия войск антигитлеровской коалиции. Сразу уточнили: если кто-то выйдет в город, познакомится с кем-то, захочет общаться — будет отправлен в штрафбат на фронт. Я тогда уже был старшим лейтенантом, и назначили меня заместителем командира горно-стрелкового полка.

В самой охране Сталина я не стоял. Но в тот момент в Тегеране встречались Сталин, Черчилль и Рузвельт. Проходила конференция большой «тройки». Нашей задачей было до поры до времени в Тегеране не появляться, а находиться поблизости в горах. Обстановка была напряжённая. Сталин расположился в здании своего посольства — это была большая территория, обнесённая высоким забором, с сильной охраной. Внутри было очень красиво: розы, мандариновые деревья, апельсиновые. Черчилль и Рузвельт тоже остановились в своих посольствах, но они находились в городе. Чтобы встретиться на конференции, им нужно было проехать по городу, а это представляло большую опасность. Контрразведке стало известно, что Гитлер поручил Скорцене (диверсионные акции этого агента вошли в засекреченные учебники спецслужб всего мира, — прим. автора) ликвидировать «тройку».  В Тегеране мгновенно в одну ночь были арестованы 500 человек, которые были готовы совершить эту диверсию - уничтожение руководителей государств. Гитлер на что надеялся: если они будут уничтожены или пленены - победа у него в кармане. Сталин уговорил Черчилля и Рузвельта переехать в его ставку. Это помогло спасти им жизни.

Мы находились в горах как подкрепление, ведь в самом городе армии не было. Лошадей не было, дали нам мулов. Помучились мы, навьючивая на них орудия. Помню, что сёдла у мулов были металлические, мощные, к ним мы и старались прикрепить орудия. Часть наших военных несла охрану дороги, а дорога там интересная — сплошь тоннели, пробитые в горах. Поступил приказ, чтобы мы взяли полный комплект вооружения, чтобы были у нас мины и большие, и маленькие. И с этим вооружением мы отправились в поход — мул шёл за мулом сквозь тоннели, и так день за днём. Мы должны были подойти поближе к Тегерану, но так, чтобы нас не обнаружили, и ждать приказа в горах. Связь поддерживали по рации.

 Абрикосовая свадьба

«Да, захватывающий поход! Но в бой мы так и не вступили. Обошлось без этого. Когда операция закончилась, командир сказал, что готов представить меня к ордену или дать месяц отпуска. Вы только представьте, в разгар войны — отпуск! Я об этом даже мечтать не мог. И конечно, выбрал его и использовал с пользой: женился!

Отпуск мне дали в 1944 году, а день моей свадьбы — 8 июня 1944 года. Когда в Ростов я приехал, город был сильно разрушен после боёв за освобождение от немецко-фашистских оккупантов. А у меня была любимая девушка в Ростове. И я подумал: вот скоро закончится война, понаедет в Ростов множество героев-орденоносцев и начнут ухаживать за моей Лией... Решил не терять момент — вот мы и сыграли свадьбу, пока я был в отпуске. Гостей было немного, самые близкие люди. Представьте, несмотря на очень скудную тогда жизнь мы нашли, чем отметить свадьбу. Было и что-то спиртное, и хлеб, и колбаса, а ещё абрикосы... Вот такая абрикосовая свадьба. Знаете, с женой мне повезло. 66 лет прожили душа в душу».

 

Размещен:Размещено:
25.03.2016 18:28:11|
Изменено:
25.03.2016 18:40:26|
Количество просмотров:
96

В начало страницы

344050, г. Ростов-на-Дону, ул.Социалистическая, 112,

Справочные телефоны,       Сообщить об ошибке

© Правительство Ростовской области

О сайте и использовании информации